Ира Корнеева

Make up: Анастасия Мовер @anastasiya_mover | Фото: Таня @ilikephoto.studio | Интервью: Юля yb@4lovek.com и Диана dk@4lovek.com

Досье:

Любит находиться в местах, где можно обойтись парой шорт и несколькими футболками.
Не мыслит себя без экстремальных видов спорта.
Обожает разговаривать с умными мужчинами.
Всегда пытается найти вокруг что-то позитивное.
Мечтает научиться играть на фортепиано и выучить немецкий язык.
В сети: Facebookya-roditel.ru, Instagram.

Если вы хотите узнать как можно успевать всё — воспитывать 4-х детей, заниматься экстремальными видами спорта зимой и летом, быть шеф-редактором раздела «Медиа» на портале «Я-Родитель», то обязательно читайте интервью с Ирой Корнеевой. Она характеризует себя как «журналист-психолог-мама» и постоянно готова делиться собственным опытом: о спорте, постоянном совершенствовании и тонкой грани между психологией и журналистикой.

Look1

Всё твое детство было связано с плаванием, а сейчас ты увлекаешься экстремальными видами спорта. Что дал и дает тебе этот опыт?
Да, мои 11 лет в плавании не прошли зря (улыбается). Однозначно, спорт сильно дисциплинирует, учит работать на результат и не жалеть себя. Ты понимаешь, что как бы ни было трудно, ты можешь быстро мобилизовать себя и не отступать несмотря на то, что тебе тяжело. Помимо этого, он учит работать в команде. Вообще, я спортсмен в душе, я и сейчас продолжаю заниматься спортом, но уже другим (смеётся).


Одно могу сказать точно: своих детей в профессиональный спорт я отдавать насильно не буду, только если они сами попросят и скажут: «Мама — это моё».

Сейчас в твоем списке спортивных освоений: вейкбординг, кайтбординг, сноубординг, горные лыжи… Почему именно доски, и где ты рекомендуешь на них кататься?
Вейк — это доска, катер (или лебёдка) и фал (специальный трос), за который ты держишься и едешь за счёт движения катера. Там свои особые движения: за катером есть волна, поэтому можно выполнять разные прыжки. Но я больше люблю кайтбординг — это тоже доска и вода, но ты едешь ты за счёт тяги кайта — воздушного змея. Если ветра достаточно, то можно делать разнообразные трюки и наслаждаться полетом над волной. Мы увлеклись этим видом спорта 7 лет назад. Кайтбординг полностью зависит от ветра: нет ветра — и ты ничего сделать не можешь. Ты можешь запланировать поездку — но не факт, что будет ветер, и ты просто просидишь все время на берегу. Для меня это настоящее мучение, потому что просто так купаться и загорать я не люблю.

К сожалению, рядом с Москвой не всегда можно поймать ветер, ближайшее место — Переславль-Залесский, но и там не всегда есть условия. Поэтому мы путешествуем за ветром по разным странам. Раньше любили ездить на турецкие споты, в этом году придется пробовать что-то новое, возможно Италию. Осенью хороший ветер на Маврикии, а зимой — на филиппинском Боракае. Зато вейкбординг от ветра не зависит, наоборот, лучше когда его совсем нет. Поэтому кататься можно прямо в Москве, например, в Строгино. Но мы чаще выезжаем на Озернинское водохранилище в Подмосковье.

Что касается зимнего экстрима, то я начинала на сноуборде и долго на нем каталась, а когда в 4 года дети встали на горные лыжи, то я попробовала и этот вид спорта (улыбается). И это был мой внутренний прогресс: я долго каталась на сноуборде и тут снова нужно начинать с нуля, новый челлендж, как я люблю. Так что теперь я и на лыжах, и на сноуборде (смеётся). Если бы я начала заниматься этими видами раньше, то смогла бы, наверное, добиться чего-то серьезного, так как я человек спортивный и спорт люблю. И пусть сейчас у меня нет никаких особых достижений, спортивный азарт никуда не пропадает — я каждый раз пытаюсь сделать что-то новое, прыгнуть выше, освоить новый трюк. Мои друзья шутят: «Ты что так серьёзно всё воспринимаешь? К Олимпийским играм готовишься?».


Для меня спорт — это вдохновение, возможность полностью отключиться от всего: ты думаешь только о снеге, воде или ветре, а это уже очень крутой отдых.

Почему после длительной спортивной карьеры ты выбрала профессию и занятие, совершенно с этим не связанные?
Сначала я вообще-то планировала остаться в спорте, но в качестве спортивного массажиста: ездить с командами на соревнования, готовить спортсменов к выступлениям, помогать им. Но после школы решила остановиться на психологии. Меня всегда интересовали взаимоотношения между людьми, как это устроено, в чем причина того или иного поведения, мне хотелось решать эти загадки, добираться до самой сути. Выбирая между СПбГУ и МГУ, я остановилась на втором ВУЗе и поступила на психфак. Выбрала МГУ, потому что влюбилась в главное здание Московского Университета, в котором, кстати, бывала очень редко, ведь наш факультет находился на Охотном ряду (смеётся).

Look2

Удалось ли тебе реализовать свое желание помогать людям, и во что оно в итоге переросло?
В какой-то момент во время учебы я увлеклась социальной психологией, выбрав организационную психологию. Мне было интересно создавать эффективные коллективы, которые могли бы успешно работать с определенными корпоративными задачами. Я начала работать в Ланите — системном интеграторе в сфере информационных технологий, где занималась подбором персонала и пыталась понять, какие люди подходят именно нам. Уже потом я перешла работать в компанию своего научного руководителя Тахира Базарова — «Центр кадровых технологий», а затем в компанию его ученицы Елены Аксеновой «Пространство развития», где занималась оценкой персонала, тренингами и участвовала в создании эффективных команд. Среди наших крупных клиентов были РусГидро, РАО ЕЭС, Росатом и многие другие. Я даже разработала методику, с помощью которой можно определить, подходит ли человек к какой-либо организационной культуре, и как вообще можно понять какой тип людей подходит той или иной организации.


Даже для психолога чужая душа — потёмки. Человека невозможно понять до конца, у каждого своя загадка и свой секрет.

 

Чему научил тебя опыт работы в социальной психологии? Были ли в твой практике уникальные или интересные случаи, которые запомнились на всю жизнь?
Однажды я проводила тренинг, и буквально перед его началом поняла, что не готова к нему. Группа оказалась слишком большая и сильная, и я не справилась. Для меня это было серьёзным уроком, потому что до этого я всегда добивалась чего хотела, а этот тренинг оказался для меня провальным как для профессионала. Этот случай научил меня не брать на себя больше, чем ты можешь реально сделать. Надо всегда грамотно оценивать свои силы и возможности, потому что все-таки тот предмет, с которым я работаю — это человек, и это большая ответственность, ты не можешь обмануть его ожидания и веру в тебя.


В психологии нужно отрабатывать на все 100% и делать всё очень профессионально, в то же время не задевая и не обижая человека, и конечно же не обманывая его.

 

Look3

Из психологии и организационной культуры ты ушла в журналистику. С чем был связан такой переход и смена направления?
Уходя в третий декрет, я уже понимала, что вряд ли из него скоро выйду — если с двумя детьми еще удавалось работать, то четыре маленьких ребенка — это уже другая ответственность. Я очень скучала по работе, потому что привыкла отдавать ей все свои силы и время. Но я сделала выбор в пользу семьи. Занимаясь детьми, я поняла, что социальная психология мне больше не интересна, и увлеклась возрастной психологией. Когда у тебя четверо детей, то каждый день возникают вопросы по их воспитанию и общению с ними, и ты понимаешь, что эти вопросы возникают у всех.  И если удается разрешить ту или иную проблему, то хочется просто кричать об этом: «Ребята, все это решаемо!» Так мое психологическое образование и желание делиться с родителями этими находками побудило меня пойти в журналистику.

Мне захотелось рассказывать о теме детско-родительских отношений, делиться опытом и искать ответы на волнующие всех нас вопросы. Я пошла учиться на журфак, выбрала именно тележурналистику, так как считаю, что визуальные методы донесения информации позволяют более четко выразить мысль. Некоторые моменты в детско-родительских отношениях нельзя показать на бумаге, а нужно показывать картинкой. Мне, как маме четверых детей, всегда интересно проникнуть в самую суть проблемы, понять почему она возникает и что с этим делать, чтобы мы, родители, брали это себе на вооружение. Сейчас моя работа на стыке трех вещей: журналистики, психологии и родительства.


Журналистика и психология похожи. Ты несёшь большую ответственность за то, что ты делаешь: за ту информацию, которую ты распространяешь, за последствия. Ведь ты можешь случайно побудить человека к какому-то действию или необдуманному поступку.

 

За что ты отвечаешь на портале «Я-Родитель»? Помогает ли в работе твой опыт как мамы?
Я редактор раздела «Медиа» и отвечаю за производство всего видео-контента на сайте. Это, в первую очередь, передача «Счастливый ребенок», где мы разбираем вопросы психологии воспитания, например, как научить ребенка говорить «нет» или как общаться с бунтующим подростком. Эти программы для родителей детей от 2 до 18 лет. Вообще, политика нашего проекта — это популяризация темы ненасильственного воспитания детей. Да, устаешь, но участвовать в таких проектах очень важно, а главное — интересно.

Я, кстати, какое-то время отработала корреспондентом в новостях на РЕН-ТВ, и могу сказать, что это совершенно другая история. Там меня не покидало ощущение, что за моей работой не стоит какой-то высокой цели, ради которой стоит работать.


Наша команда старается показать родителям, что все мы способны общаться со своими детьми лучше, что мы сможем воспитать поколение классных людей.

Как мама я могу определить качество советов, понять помогут ли они в решении проблемы. Благодаря собственному опыту я вижу, что является ценным, а что нет. И к тому же, я всегда нахожусь в поиске решений не только для зрителя, но и для себя тоже (смеётся). Мы со зрителями находимся по одну сторону экрана, потому что я тоже пропускаю это через себя и ищу-ищу-ищу…

Какие основные причины кризисов детско-родительских отношений?
Самое главное — это когда родитель не видит своего ребенка, а видит то, что он себе нарисовал и нафантазировал, от этого возникают все проблемы… Ты общаешься не с живым ребенком, а придуманным образом, и постоянно нервничаешь, что он «какой-то не такой» и делает всё не так. Мне кажется, мы должны больше наблюдать за детьми, и чаще общаться с ними «просто так» — не потому что нужно что-то выяснить про уроки, заставить вымыть руки или дать «ценные указания», а просто поболтать в удовольствие, о том, к чему сейчас лежит душа. Если ты понимаешь чем живет твой ребенок, то и разобраться в проблемах будет проще. Какие-то вопросы, сложности, ошибки в общении с детьми будут всегда, ничего страшного в этом нет. Делать ошибки — нормально, главное признаваться себе в них и пытаться их исправить.

Look4_5

Есть ли у тебя какие-нибудь нереализованные мечты и профессиональные планы?
Я хотела бы продолжить заниматься проектом визуализации детско-родительских отношений. Когда смотришь на себя со стороны или наблюдаешь за другими, можно сделать много полезных открытий и выводов. Например, если видим, как мама грубо ведет себя с ребенком в каком-нибудь общественном месте, мы осуждаем такое поведение, но можем не замечать, как делаем то же самое, находясь под эмоциями. Когда смотришь на себя со стороны, то делаешь выводы, переосмысливаешь свое поведение. Или, например, в семье удается делать какие-то очень правильные вещи в воспитании детей, но когда ты спрашиваешь в чём секрет, родители удивляются — никаких секретов нет. Просто они воспринимают это как норму и тоже не замечают своих находок. Именно визуальный обмен опытом позволяет всё это обнаружить и найти для себя что-то гениальное, потому что у всех всё по-разному. Вот, например, если заснять, как разные семьи собирают детей в детский сад, то вы увидите, что сколько будет семей, столько и вариантов сбора (смеется).


Я хочу заниматься визуализацией, потому что на словах проблему не всегда раскроешь.

 Ты решилась поменять специальность после 30 и не испугалась начать все с нуля, будучи уже профессионалом в другой области. Что можешь посоветовать тем, кто хочет поменять род деятельности, но не может решиться?

Когда ты меняешь профессию, тебе приходится начинать всё заново, конкурировать с молодыми «зубастыми» специалистами, доказывать, что ты тоже можешь не хуже. Но зато снова появляется ощущение, что всё впереди. Несмотря на то, что я долго искала «ту самую работу», я никогда не сидела без дела. Я считаю, что прекрасная возможность заявить о своих идеях — это блоггерство. Ведь это возможность заниматься тем, чем ты хочешь, уже здесь и сейчас. Что я и сделала: мы запустили канал на Youtube, где я вела передачу «Время на детей». Сидеть сложа руки и ждать пока тебе предложат работу твоей мечты — бессмысленно. Ты можешь создавать эту мечту здесь и сейчас, даже если пока это личный проект. Именно так я пришла на «Я-Родитель», сначала сотрудничала с ними как блоггер, а уже потом меня пригласили в штат.

Look4_6


Приглашают на работу не потому, что ты «хороший человек», а потому что ты можешь предложить что-то нужное и интересное, горишь этой идеей.

Предыдущий герой интересуется у тебя: «Представьте, что вы живете на колонизированной Луне. Каким был бы ваш обычный день?»
…жаль, что на Луне нет ветра, я бы скучала без кайта. Пришлось бы придумывать лунные экстремальные виды спорта :).

Что бы ты хотела спросить у нашего следующего героя?
В какие моменты ты чувствуешь себя очень счастливым?

Герой рекомендует:

Мои любимые места для кайтинга: остров Боракай (Филиппины), остров Маврикий, залив Гёкова (Турция).

Ира Корнеева: Один комментарий

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s