Антон Соболевский

Фото: Таня @ilikephoto.studio | Интервью: Оля Егазарова oe@4lovek.com, Александра Мендельская am@4lovek.com

Досье:

Основал с друзьями один из первых порталов об экстремальных видах спорта (thetop.ru, закрылся).
Испытывает слабость к гидротехническим сооружениям (дамбы, мосты, плотины).
Снял первый в России фильм о BMX культуре.
Управлял примерно 5 лет собственной продакшн-студией tonybraz studio.
В интернете и социальных сетях: moya-planeta.rufacebook.com/anton.sobolevskyfacebook.com/moyaplaneta

Как формируется эфир, в чем задача режиссёра глобально и в частности, и почему работа на ТВ иногда может быть опасной? Об этом сегодня рассказывает наш новый герой — главный режиссёр телеканала «Моя Планета». Антон уже более 10 лет является частью рекламной и ТВ-индустрии, был одним из первых, кто начал снимать кино про экстремальные виды спорта в России, а сейчас помогает популяризировать науку и путешествия на канале, который уже смело может посоперничать с Discovery.

Как ты стал режиссёром? Было ли это осознанно или случайно?
Наверное, это было осознанно, но осознание пришло не сразу. Сначала, когда передо мной в 18 лет встал выбор профессии, я продолжил семейную традицию и пошел в Московский Авиационный Институт. Это казалось логичным, хотя уже тогда я понимал, что конструктором авиационных двигателей я быть не хочу. И уже ко второму курсу я определился. Начал заниматься сноубордингом, а потом начал попросту им жить: участвовал в организации соревнований, снимал видео, писал статьи в интернете и в различные журналы. Ну, и в какой-то момент меня заметили и пригласили на канал МУЗ-ТВ делать передачу об экстремальных видах спорта. Это был 2002 год. С этого всё и закрутилось.

Чем тебя привлекла работа на «Моей Планете»? Ведь ты пришёл на канал, когда проект только начинался?
До «Моей Планеты» я уже успел поработать на ТВ, потом открыл свое дело — студию tonybraz: мы снимали рекламу, фильмы и экстремальное видео. К моменту открытия канала меня телевидение, честно говоря, уже не сильно прельщало, оно не давало возможности делать проекты, которые мне хотелось бы. Но про «Мою Планету» слышал, что это будет канал не о политике, не о звёздах, не новости, а именно научно-популярная документалистика и кино о путешествиях.


Когда мне сказали, что открывается русский вариант Discovery, я сказал: «Чёрт, я бы хотел там работать!». Тогда «Моя Планета» — это был глоток воздуха.

Аналогов такому формату на российском ТВ ещё не было, поэтому все молодые и прогрессивные рвались туда, и, по большей части, такие люди и сформировали костяк канала. Я благодарен первому главному режиссёру Вите Гундареву — за то, что поверил в меня и взял в коллектив одним из режиссёров.

Поделись «секретами кухни» — как формируется программа канала, как решаете — что снимать, про кого?
Наш эфир формируется из линеек, т.е. циклов программ, в первую очередь, авторских. Мы ориентируемся на тему и автора, которые должны соответствовать задачам и формату канала и быть интересны нашей аудитории. Вот сейчас, например, у нас будет проект с Вилле Хаапасало. Интересный для нашего зрителя человек.  Он будет ездить по нашей большой Родине, рыбачить, разговаривать с людьми, показывать колорит глубинки — Карелия, Сибирь, Байкал.


Очень важно уметь абстрагироваться и понимать, для кого ты делаешь проект. Нужно понимать свою аудиторию, потому что телевидение — это конъюнктурный формат.

Расскажи, как выглядит твой рабочий день, зачем нужен главный режиссер на канале?У меня, в основном, административная работа. Процесс производства фильмов состоит из написания сценария, съемок и пост-продакшена: монтажа и изготовления графики. Фактически, моя задача — сделать так, чтобы программа вышла в эфир в срок и в том виде, как мы её задумывали. Перед каждой командировкой мы собираемся со съемочной группой и обговариваем всё по сценарию: что и как будет, продумываем план А, план Б…. Ведь на съемках зачастую происходят форс-мажоры, потому что ты снимаешь не в Москве, а на другом конце света, и связи может не быть.

А главный режиссёр снимает что-то сам?
Ну да, иногда я выхожу из офиса и еду на съемки, но это больше касается промо или каких-то спецпроектов.

Как бы ты для себя глобально определил роль режиссёра?
Это философский вопрос. Имя режиссёра стоит первым в титрах, но на самом деле мы не знаем, насколько это заслуженно. Потому что над кино трудится очень-очень много людей, и, возможно, именно те ходы, которые вызвали у нас отклик, вовсе и не он придумал. Недавно все, наверное, видели фильм «Кастинг» о легендарном кастинг-директоре Голливуда Мэрион Доэрти. Столько фильмов были бы другими, если бы не она! Ну, а вообще, режиссёр отвечает за всё (смеётся).


Есть много случаев, когда ты понимаешь, что хороший кастинг-директор, а вовсе не режиссёр, во многом определяет успех фильма.

В телевидении роль режиссёра немного нивелируется. Наверное, её (роль) можно понять только, если посмотришь вариант без режиссёра, а потом — с режиссёром. Что, как вы понимаете, сделать невозможно. Кстати, по секрету скажу, что у нас авторы часто ездят без режиссёра. Есть такое понятие, как поставить программу на рельсы. Когда уже все откатано, можно и без него обойтись (улыбается).

А как на счет экстремальных ситуаций во время съёмок? Был такой опыт?
Периодически случается что-то, но я воспринимаю это уже как часть рабочего процесса — косые взгляды, нежелание сниматься, попытки ограбить съёмочную группу, забрать технику. Вспоминаются очень сложные съёмки для проекта о наших бойцах, которые воевали и погибли на Эльбрусе в 1942. Проект назывался «Заоблачный фронт».

Снимали мы, соответственно, в горах, там, куда можно было добраться только пешком. Хоть мы и готовились физически, но все равно как таковой альпинистской подготовки у нас не было — хождение в связке, кошки, ледорубы. Летом трещины в ледниках раскрываются, но в тот период выпал снег, и все трещины закрыло. Идёшь как по минному полю, след-в-след. В какой-то момент я вижу, что у следа нет дна, просто внизу чернота… вот это страшно. Но материал, полученный тогда для фильма, того стоил.

Расскажи, какие планы у канала? Может, сделаешь анонс предстоящих проектов?
Как говорил ранее, ждём проект в самым любимым русскими финном Вилле Хаапасало. Буквально сейчас мы доделываем фильм про амурского тигра. Мы снимали его целый год совместном с центром «Амурский Тигр». Это будет очень глубокое кино о жизни бок о бок тигров и людей (коренных жителей этого региона удэгейцев), об их гармоничном сосуществовании. Весной выйдет цикл, который мы снимали в течение двух лет — «Бастионы России» — о древних крепостях нашей Родины.


У нас мало популяризаторов науки, которые были бы и компетентными учёными, и ведущими, и которые понятным языком способны рассказать о своем деле.

Летом будем доснимать проект «Арктика. Зазеркалье» совместно с Русским Географическим Обществом о подводных животных — об обитателях Белого моря. Там, в толще морской воды, абсолютный космос! Мне кажется, Джеймс Кэмерон для своего «Аватара» оттуда черпал идеи. Кстати, уже сейчас кое-какие фото со съёмок можно посмотреть в моём альбоме на FacebookАвтор проекта — Саша Семёнов, это наш популяризатор науки. Он фотограф, учёный-биолог, дайвер. Журнал Nature признал его снимок одним из лучших в 2012 году, наряду со снимками с марсохода и другими неординарными картинками.

Интернет перетягивает большую часть молодой аудитории, и ТВ-каналам становится сложно держаться на плаву. Чувствуете ли вы отток аудитории и как справляетесь с этой ситуацией?
Да, конечно, такой тренд есть. Почувствовав его три года назад, мы основали интернет-портал «Моя Планета Клаб» и группу на Facebook, у которой, к слову, уже под полмиллиона фолловеров. Мы стремимся быть в тренде, но конечно, всё это не заменяет канал.


Печатные СМИ Интернет уже «кокнул», очередь — за телевидением.

Сейчас телевидение смотрится дискретно: ты одновременно смотришь 2-3 фильма, а рекламная пауза служит некой смычкой для переключения с канала на канал. Индустрия должна реагировать на потребности аудитории — это рождает новые форматы, возникают такие тренды, как «второй экран» или 360-видео. Сейчас большие 90-минутные фильмы не воспринимаются аудиторией, особенно молодой. Возможно, нужно менять подачу документального кино, делать её более тезисной, флэшовой, с какими-то ремарками, сносками. Конечно, это требует дополнительного финансирования, но это поможет удерживать аудиторию.

У главного режиссёра есть время на какое-то хобби?
Я играю в футбол и слежу за футболом, болею за «Динамо».

Никогда не понимала этого: идти на стадион, драться с болельщиками другой команды… Расскажи, зачем это нужно?
Оголтелый фанатизм я пережил в юном возрасте, теперь его уже не понимаю.  У меня лучший друг — болельщик «Спартака». Единственное, на чём это отражается — во время дерби мы никогда не созваниваемся, бережем чувства друг друга (смеётся). Боление за клуб — это элемент традиции, чаще всего семейной. Драки — тоже традиции, и футбол зачастую — только повод. Но атмосфера на стадионе действительно специфическая, там просыпаются животные инстинкты. Особенно во время дерби — тут ты выплескиваешь весь негатив, накопленный годами: поражения, конфликты.  

Предыдущий герой задал тебе такой вопрос: «Что может заставить вас улыбнуться прямо сейчас?»
Многое, хорошая шутка, улыбка моих близких, стабильный курс рубля (смеётся).

Задай в свою очередь вопрос следующему герою.
Кому на Руси жить хорошо?

Герой рекомендует

Путешествия: я хотел бы немного сломать традицию проекта, и не буду советовать ночные клубы Берлина, секретные пляжи Бали или милейшие кафешки Рима. Мой совет будет для любителей приключений. Несколько лет назад мы снимали цикл фильмов «Русский След» об Архипелагской экспедиции графа Орлова. И в процессе съёмок обнаружили два затонувших у берегов Греции русских корабля. Поэтому, если кто-то захочет прикоснуться к истории в буквальном смысле этого слова и почувствовать себя немного Индиана Джонсом, даю наводку. Греция, остров Парос — бухта Науса (Ауза). В самой левой части бухты была стоянка нашей эскадры. Эскадра ушла, а пару кораблей остались. Если взять ласты и маску и понырять в этой бухте, то можно увидеть останки кораблей.  Они расположены на глубине всего 2-3 метра под водой. Впечатление очень сильное.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s